> Церковь в блокадном Ленинграде

Церковь в блокадном Ленинграде

Находясь на грани жизни и смерти, человек как никогда нуждается в помощи свыше. Жителям блокадного Ленинграда война уготовила столь тяжелые испытания, что не потерять надежду на спасение было невыносимо трудно. Но среди них всегда оставались люди, не поддававшиеся малодушию и маловерию. Они давали своим соотечественникам силы бороться за жизнь, ведь страх смерти был неведом тем, кто знал о жизни вечной!

Воскрешение веры

К началу 40-х годов церковный институт в нашей стране балансировал на грани уничтожения. Закрывались и разрушались храмы, многие священники были расстреляны, другие томились в застенках. Ленинградской епархии удалось сохранить лишь десять действующих церквей из 470. В городе официально числилось 25 священнослужителей, еще около тридцати были «тайными», находившимися вне штата. Это была небольшая группа по большей части пожилых людей, одиозная городскому руководству и опутанная запретами НКВД.

Тем не менее когда над городом нависла смертельная угроза, духовенство Ленинграда отказалось от эвакуации, предпочтя разделить испытание блокадой со своими прихожанами. Священники смогли противостоять агрессору с такой силой, что именно Божьему благословению многие впоследствии приписывали стойкость жителей Северной столицы.

Во время блокады в Ленинграде продолжались службы в:

  • Николо-Богоявленском соборе
  • Князь-Владимирском соборе
  • Церкви на Волковском кладбище
  • Большеохтинской церкви
  • Дмитриевской-Коломяжской церкви
  • Спасо-Парголовской церкви

Работали обновленческие храмы в поселке Лисий Нос, на Серафимовском кладбище, Спасо-Преображенский собор под руководством Алексия Абакумова.

Священнослужители старались совершать службы ежедневно, невзирая на обстрелы, хотя многим из них даже дорога до храма давалась нелегко. Протоиерей Иоанн Горемыкин, будучи уже в преклонных летах, каждый день ходил служить с Петроградской стороны в Коломяги.

Блокадная служба в Никольском соборе
Блокадная служба в Никольском соборе

В те годы главой Ленинградской епархии был митрополит Алексий (Симанский). На личном примере он показал, что православная церковь не отделяет себя от многострадальных судеб русского народа.

Через четыре дня после начала войны он обратился к своему приходу от лица православной церкви, призвав ленинградцев встать на защиту Родины. «Русский человек бесконечно привязан к своему Отечеству, которое для него дороже всех стран мира... Когда Родина в опасности, тогда особенно разгорается в сердце русского человека эта любовь... Не только как на долг, на священный долг, смотрит он на дело ее защиты, но это есть непреодолимое веление сердца, порыв любви, который он не в силах остановить, который он должен до конца исчерпать», – эти слова услышали не только в Ленинграде, но и в Москве, куда митрополит приехал с визитом в августе 1941.

Через несколько дней после его возвращения из столицы фашистское кольцо замкнулось. Митрополит Алексий оставался в Ленинграде, вместе со всеми переживал страдания и лишения, регулярно лично совершал службы. Любой житель осажденного города мог прийти к нему за утешением, помощью, душевной беседой. Личный подвиг священнослужителя стал символом истинного патриотизма русской православной церкви, которая продолжала разоблачать античеловечную сущность идеологии фашизма, пораженческие настроения, дезертирство и сотрудничество с оккупационным режимом, давала благословение на праведный бой с врагом.

Митрополит Алексий Симанский
Митрополит Алексий Симанский

Вскоре после освобождения Ленинграда Алексий посетил своего духовного отца, старца Серафима Вырицкого, который продолжал ежедневно часами молить Господа о даровании спасения граду Петра. В своих пророчествах старец говорил о том, что вера в Бога станет объединяющим началом для русского народа и скоро все услышат колокольный звон вновь открытых обителей. Он же предсказал митрополиту, что в скором времени тот будет избран патриархом всея Руси. Его провидческие слова сбылись. В 1945 году, памятуя о его великом подвиге блокадного служения, Поместный Собор единогласно избрал митрополита Алексия патриархом. На всю жизнь патриарх сохранил память о тех днях на грани жизни и смерти – в его столе всегда лежал осколок от залетевшего к нему в комнату снаряда.

Блокадное служение

С каждым днем, приносившим жителям Ленинграда новые беды, люди стали все чаще обращаться к вере. Перед угрозой смерти измором не было больше страха пострадать из-за нарушения антирелигиозных запретов, и по некогда забытым дорогам в храм вновь зашагали смиренные фигуры. Люди искали в вере утешение и нравственную опору – они приходили к чудотворным иконам, чтобы помолиться о жизни родных, и поминали за упокой невинно убиенных.

Богослужения проходили с учетом военных требований: утренняя служба начиналась в 8 часов, вечерняя – в 16, чтобы верующие успевали вернуться домой до наступления комендантского часа. Зачастую службы прерывались сиреной, за которой следовал грохот снарядов, но прихожане быстро привыкли к нему и не прятались в бомбоубежищах, лишь дежурные МПВО поднимались на крыши церквей.

Из-за недостатка продовольствия приходилось нарушать церковные каноны – во время причащения использовали хлебный суррогат, заменой вину служил свекольный сок.

Пасхальная открытка из блокадного Ленинграда
Пасхальная открытка из блокадного Ленинграда

Особенно запомнилась верующим первая блокадная Пасха, когда люди приносили на освящение скудные пайки черного хлеба – о каких куличах могла идти речь, если для большинства даже эрзац из обойной муки, молотого фуражного овса и жмыха был настоящим спасением от голодной смерти.

В ту святую ночь с 4 на 5 апреля ленинградские храмы подверглись ожесточенной бомбежке – захватчики не могли примириться с активной патриотической работой церкви. Обстрелу подверглись очереди, выстроившиеся у входов. Десятки людей были тяжело ранены, не обошлось без убитых. Но строки из послания митрополита Сергия, прозвучавшие тогда с каждого ленинградского амвона, оказались пророческими: «Да поразит Праведный Судия Гитлера и всех соумышленников его и да раскроет глаза тем, кто ещё не хочет видеть в Гитлере врага Христова!».

Не только проповедью…

Но не только духовной проповедью православные приходы Ленинграда помогали своей пастве, своему городу. По инициативе митрополита Алексия они передали в фонд обороны и Красного Креста почти все имевшиеся денежные средства и пожертвования от прихожан. Об этом материальном вкладе митрополит дважды телеграфировал И.В. Сталину. В мае 1943 года был получен ответ, напечатанный в «Правде». В нем главнокомандующий от имени Красной Армии благодарил духовенство и ленинградских верующих за собранные средства (почти 5,5 миллионов рублей), потраченные на создание танковой колонны имени Дмитрия Донского.

Оказывали помощь приходы и особенно нуждавшимся в помощи ленинградцам. Отдавали все, что могли – дрова, одежду, свечи, лампадное масло. Община при Спасо-Преображенском соборе собственными силами оборудовала в подвале храма обогреваемое бомбоубежище, в котором всегда имелась горячая вода, медицинские средства и места для ночлега.

Духовенство Ленинградской епархии было награждено медалями За оборону «Ленинграда»
Духовенство Ленинградской епархии было награждено медалями «За оборону Ленинграда»

В подвалах Казанского собора заработал блокадный детский сад. Эрмитаж отдал некоторые экспонаты на хранение в Сампсониевский собор, а Публичная библиотека – во Владимирскую церковь. В Крестовоздвиженской церкви городские власти организовали фильмохранилище. Архивные документы были свезены в Новодевичий монастырь. Много музейных ценностей хранилось в Исаакиевском соборе – защитники Ленинграда справедливо рассудили, что враг, использовавший гигантский силуэт Исакия как ориентир при бомбежке, не будет разрушать его.

Неоценимую помощь блокадному Ленинграду оказали монахи Валаамского монастыря. Именно их многовековые наблюдения за льдом Ладожского озера легли в основу расчетов гидрографов для прокладки Дороги жизни.

Чудеса в блокадном Ленинграде

В городе родилось множество блокадных легенд о чудесном спасении. Говорят, что во время эвакуации населения через «летнюю Дорогу жизни» (по воде, на катерах) на одно из трех судов взошла старушка с иконой в руках и начала носить ее по палубе. Капитан скептически ухмыльнулся: «Не время, бабуля с иконами ходить!», на что женщина ответила: «Ты, сынок, свое дело делай, а я свое делать буду». В пути корабли попали под обстрел. Утонули все, кроме того, на котором плыла старушка – уцелели и все ее попутчики.

Нина Михайловна Федорова застала блокаду шестилетней малышкой. Она с младшим братом и мамой, Натальей Васильевной Лихачевой, как и тысячи ленинградцев, долгое время видела лишь крохотные кусочки хлеба, испеченного напополам с землей и опилками. Потом не стало и его – ели газеты. Однажды мама отправилась получать пособие на детей. Когда она проходила по Большой Морской, начался обстрел. Пробегавший мимо мужчина оттолкнул ее на землю. Поднявшись, она с удивлением обнаружила на месте, где только что лежала, три иконы. Что-то подсказало женщине – это не простое совпадение.

Семью Федоровых спасла икона Хлебной Богородицы
Семью Федоровых спасла икона Хлебной Богородицы

Она рассказала про этот странный случай своей верующей знакомой, которая подтвердила ее догадку и наказала эти иконы хранить и беречь. Дома выяснилось название одной из икон – Хлебная Пресвятая Богородица. На следующий день солдат подарил женщине килограмм овса, который помог семье продержаться до первых обозов с продовольствием, пришедших со стороны Ладоги.

Блокадный Храм

29 августа 1996 года ознаменовалось закладкой первого кирпича в фундамент новой церкви в районе Малой Охты. Успенский храм решено было возвести на месте братской могилы, стихийно возникшей у церкви Святой Равноапостольной Марии Магдалины в годы блокады. Сегодня блокадный храм стал местом для поминальной молитвы обо всех, кто не пережил фашистскую осаду.

Блокадный храм на Малой Охте
Блокадный храм на Малой Охте

Строился он исключительно на пожертвования, в знак народного признания. Все, кто в годы блокады потерял дорогих людей, получили возможность внести свою лепту в строительство храма. За символическую сумму можно было купить кирпичик для закладки в стены и написать на нем имя умершего. Уверены, что есть среди них и имена тех священников, которые отдали жизнь за веру и служение своему народу. Вот только некоторые из них:

  • протоиерей Дмитрий Георгиевский
  • протоиерей Николай Селезнёв
  • звонарь А. Климанов
  • келейник митрополита, инок Евлогий

Вечная им память!


Комментарии

Закрыть

Если вы забыли пароль, введите логин или E-Mail.
Новый пароль будет выслан вам по E-Mail.

Закрыть

Смена пароля

Закрыть

Вы можете войти с помощью вашего аккаунта в социальных сетях.

Закрыть

Написать автору

Введите символы на картинке.

Закрыть

Регистрация волонтера

Альтернативный способ связи (другой телефон и почта)

Введите символы на картинке.

crosscrossGroup 6 CopyGroup 6Group 161458841323_3Group 261458841280_18Group 13Vkontakte1458841307_11Star 9Group 15Polygon 1 Copystart favorite.1start favorite.1