> Трагедия на станции Лычково

Трагедия на станции Лычково

Кто сможет сосчитать, сколько кладбищ советских воинов оставила за собой линия фронта? Десятки, сотни тысяч солдат покоятся в недрах сожженной земли. Среди братских могил России есть место, рядом с которым даже законченные циники не могут сдержать слез. Скромный обелиск с гранитной плитой, на которой большими белыми буквами выгравировано: «Детям, погибшим в годы Великой Отечественной войны».

Вот уже почти месяц шла война. Из Ленинграда в срочном порядке эвакуировали детей вглубь страны, подальше от Финской границы – в высших кругах считали, что враг придет именно оттуда. Эшелоны, потоками отправлявшиеся с Витебского вокзала, по дороге принимали новых пассажиров («Спасите и моего ребенка!», – умоляли родители. Как можно было им отказать?) и ехали дальше, к югу Ленинградской области. Никто не подозревал, что скоро перед двумя тысячами детей разверзнется жерло преисподней.

Эвакуация ленинградских детей
Эвакуация ленинградских детей

Вечером 17 июля состав остановился на узловой станции Лычково. Ночью и утром автобусами и машинами из окрестных сел привозили новых детишек. Долго ждали группу эвакуированных из Ленинграда детей, добравшихся до близлежащего Демянска. Как потом оказалось, в Демянск уже ворвались немецкие танки. 

Евгения Фролова (Беневич) тоже была среди них – так рано повзрослевших ребят, не иначе как провидением свыше переживших трагедию в Лычково. В 1945 году она вернулась в Ленинград, где окончила ЛГУ, стала выдающимся публицистом. Ее воспоминания хранит потрепанная тетрадь со скорбной надписью на обложке: «18 июля 1941 года».

С утра на перроне царила суета. Подали товарный состав: некоторые вагоны еще продолжали мыть, в другие сопровождающие уже принялись рассаживать ребят. В предвкушении долгого путешествия на поезде малыши рассаживались по нарам, наблюдали за суматохой взрослых и живо беседовали друг с другом, а кто-то только готовился зайти внутрь. День был таким ясным, а небо таким голубым, что многим не хотелось прежде времени погружаться в духоту вагона.

– Смотри, самолет летит! – Закричала вдруг Аня, одна из восьми учениц школы №182, собравшихся у выхода из вагона. – Наверное, наш… Ой, смотрите, из него что-то сыплется!

Последнее, что увидели девочки перед тем, как их сознание заполнило какое-то непонятное шипение, оглушающий шум и резкий запах, это цепочка угольно-черных зерен, друг за другом выпадающих из самолета. Их отбросило к задней стенке вагона, на тюки с вещами. Раненые и оглушенные, девочки каким-то чудом выбрались из вагона и побежали к единственному близлежащему укрытию – ветхой будке-сторожке. Над ними резко спикировал самолет, ведущий пулеметный обстрел по капустным грядкам, по притаившимся в листьях малышам. «...Мы все в белых панамках, не понимали, что их видно в зелени. По ним немцы и целились. Видели, что дети и стреляли», – вспоминала свидетельница трагедии, Ирина Турикова.

Ирина Турикова: «Фашисты целились по детским панамкам»

10-летняя Нина Орлова на всю жизнь запомнила выражение лица летчика, бомбившего поле. Он видел, что преследует детей, но методично продолжал обстрел с улыбкой на лице.

Нина Орлова: «Ухмылку фашистского лётчика я запомнила на всю жизнь»

Подарок, спасший жизнь

Ирина Алексеевна Зимнева помнит хронику тех событий лишь по рассказам старших товарищей. Жизнь ей, трехлетней крохе, спасла кукла – памятный подарок мамы, врученный на перроне перед самым отправлением рокового эшелона. Торчащая из груды детских тел игрушечная рука привлекла внимание тринадцатилетнего лычковского мальчишки Алеши Осокина. Он потянулся за ней, услышал душераздирающий детский плач и понял – здесь лежит живой ребенок. Семья Алеши приняла девочку как родную, но очень скоро судьба привела Ирину обратно в Ленинград, прямиком в кольцо блокады.

В 1984 году уже замужняя женщина Ирина Алексеевна вернулась в эти земли – вместе с мужем они купили в соседнем поселке дачу, решили обустроить хозяйство; перво-наперво – построить баньку, для чего и пригласили местного плотника. По завершении работы супруги разговорились с мастером. Невозможно представить всю гамму чувств, испытанную Ириной Алексеевной, когда тот начал описывать события того дня: разбомбленный фашистами поезд, кукла, маленькая девочка.

Уже в Ленинграде он увидел маленькую фарфоровую куклу, ставшую для женщины символом жизни. Ее рука была перемотана черной изолентой – она оторвалась, когда мальчик попытался достать игрушку...

Лычковские мамы ленинградских детей

Долгие годы произошедшее в Лычково оставалось в забвении: вскоре после трагедии территория была оккупирована, многие документы оказались утрачены. Правительственные отчеты о произошедшем поражают сухостью: «Эвакуация детей прошла в основном удовлетворительно… затруднялась частыми налетами немецких самолетов на ж.д. станции, систематически разрушавшими пристанционные пути, строения и нарушавшими связь». Немногие выжившие дети были так малы, что не могли точно описать произошедшие события. Напоминала о них только простая братская могила на скромном деревенском кладбище, где были похоронены безымянные погибшие дети и сопровождавшие их врачи и воспитатели.

20-летняя Прасковья Николаевна Тимухина была инструктором в местном санитарном отряде: «Мы бегали по вагонам в надежде найти хоть одного выжившего. Дети… где рука, где нога... все на проводах висит. Наконец увидела: ребенок! Схватила – пищит, оказалась большая кукла. Каша из детских тел, было очень страшно. Останки грузили лопатами. Привезли раненую воспитательницу. Она успела только сказать, что жалко детей, и умерла…».

Тамаре Павловне Пименко в день трагедии не было еще и одиннадцати лет. Ей, маленькой девочке из Лычково, своими руками пришлось хоронить своих же сверстников: «Мне никогда не забыть эту картину. На проводах и деревьях болтались детские платьица и отдельные части тел. А на земле лежали окровавленные ребятишки: кто без головы, кто без ног и рук…».

Всю свою жизнь они ухаживали за безымянной могилой в надежде, что когда-нибудь родители погибших малышей приедут к ним. Но никто так и не приехал. Тогда женщины сами стали приемными матерями, заботящимися о захоронении и оплакивающими погибших. «Лычковские мамы ленинградских детей», – с грустью в голосе называли их односельчане. Шли годы, но женщины так и не смогли стереть из памяти тот роковой июльский день. Даже последний приют они нашли рядом с братской могилой детей, погибших в Лычково.

Страшно, но многие подробности катастрофы стали известны лишь в последние годы. 9 мая 2002 года канал ОРТ показал в эфире посвященный трагедии на станции Лычково репортаж журналистки Аллы Осиповой. После показа страна всколыхнулась. По инициативе Лычковского совета ветеранов, возглавляемого Людмилой Филипповной Жегуровой, был организован сбор пожертвований на установку мемориала.

Памятник детям, погибшим на станции Лычково
Памятник детям, погибшим на станции Лычково

В мае 2005 года на привокзальной площади Лычково, вблизи от места трагедии, состоялось торжественное открытие мемориала, посвященного всем детям, погибшим в годы Великой Отечественной войны. Создал его скульптор Виктор Фетисов, увековечивший память о своих погибших сверстниках.

Но пока на мемориале не появились имена детей, историю лычковской трагедии нельзя назвать законченной. Тайна могилы с надписью «Ленинградские дети» все еще остается нераскрытой.


Комментарии

Закрыть

Если вы забыли пароль, введите логин или E-Mail.
Новый пароль будет выслан вам по E-Mail.

Закрыть

Смена пароля

Закрыть

Вы можете войти с помощью вашего аккаунта в социальных сетях.

Закрыть

Написать автору

Введите символы на картинке.

Закрыть

Регистрация волонтера

Альтернативный способ связи (другой телефон и почта)

Введите символы на картинке.

crosscrossGroup 6 CopyGroup 6Group 161458841323_3Group 261458841280_18Group 13Vkontakte1458841307_11Star 9Group 15Polygon 1 Copystart favorite.1start favorite.1