> Театр блокадного Ленинграда

Театр блокадного Ленинграда

«Когда говорят пушки, музы молчат», – гласит известная латинская пословица. Но едва ли древние римляне могли знать, что тысячи лет спустя оружие, многократно превышающее мощность их военных машин, столкнется с силой, которая заглушит его грохот и заставит замолчать даже оглушающие звуки разрывающихся фугасных бомб, стрёкот зениток и свист «зажигалок».

У Театра драмы им. Пушкина, 1942 год
У Театра драмы им. Пушкина, 1942 год

Почему театры блокадного Ленинграда каждый вечер открывали двери для изможденных посетителей? Что двигало едва стоявшими на ногах от голода ленинградцами, когда они обменивали с трудом полученный хлеб – крохотный кусочек! – на заветный билет в верхний ярус? Понятия «жажда жизни» и «искусство» связаны неразрывно – без одного нет и другого, и те, кто столкнулся лицом к лицу с ужасом войны, знают об этом не понаслышке.

В запредельных условиях блокадной реальности именно возможность всецело отдать себя творческому служению была единственным путем спасения для людей искусства. В буквальном смысле ценой жизни стремились они отстоять превосходство мира духовного над жерновами войны, ненасытно требовавшими все новой и новой пищи.

Жестокая реальность лета 1941 года нанесла сокрушительный удар по театральной жизни Ленинграда. В самом начале войны большинство актеров ушло на фронт, остатки театральных коллективов были эвакуированы вглубь страны. Но те из них, кто остался в черте города, продолжали мужественно служить Отечеству… и Мельпомене.

Театральные афиши блокадного Ленинграда, октябрь 1941 года
Театральные афиши блокадного Ленинграда, октябрь 1941 года

Силами этих великих духом артистов был организован Театр народного ополчения. 25 июля его коллектив под руководством Николая Константиновича Черкасова представил Ленинграду первое представление – «Прямой наводкой». Продолжал работу знаменитый Театр музкомедии, на сцене которого прошел первый блокадный спектакль – оперетта «Летучая мышь».

Не щадя живота своего

Тем, кто предпочел остаться в кольце врага, выпал поистине нечеловеческий жребий. Распорядок дня каждого театрального деятеля, от осветителя до худрука, был недалек от казарменного. Им предстояло научиться обращаться с оружием и средствами индивидуальной защиты, плести маскировочные сети, рыть окопы, ползать по-пластунски и обезвреживать градом падающие на город снаряды, ведь и утренние, и вечерние спектакли могли в любой момент прерваться сигналом тревоги.

Но главным врагом артистов блокадного Ленинграда был вовсе не шквальный огонь с небес. Как и все горожане, они страдали от раздирающей пустоты в желудке. Один из командующих Ленфронта в своих мемуарах с неким стыдом вспоминал: «Они [актеры] были похожи на дистрофиков. Я спросил: "Как, товарищи, вы сейчас покушаете, а потом будете выступать, или сначала выступать, а потом кушать?" Они с укоризной посмотрели на меня и чуть ли не в один голос сказали: "А можно сначала покушать, а потом выступить и опять покушать?"».

Выступление театральной агитбригады перед фронтовиками
Выступление театральной агитбригады перед фронтовиками

Круглосуточные дежурства, артобстрелы, скудные порции дрожжевого «блокадного супа», – казалось, все это должно было под корень изничтожить силу духа артистов. Но жизнь рассудила иначе: под давлением нечеловеческого напряжения люди словно перерождались. Николай Яковлевич Янет, режиссер Театра музкомедии, вспоминал, что и его товарищи буквально «втаскивали» себя на крышу, загоняя страх смерти в самые дальние уголки сознания. Тем не менее, на репетициях атмосфера была дружелюбной: артисты шутили, с наслаждением потягивали папиросы из самосада, подбадривали друг друга, словно и не было тех мучительных часов, проведенных на чердаке в предвкушении неминуемой гибели.

Площадь Искусств в годы блокады

Старались, насколько это было возможно, делиться оптимизмом и со зрителями. Однажды, когда представление Театра музкомедии в очередной раз было прервано сиреной, здание задел снаряд, и кто-то из зрителей тревожно потянулся к выходу. Заметив это, артист оперетты и балета Александр Александрович Орлов исполнил забавный пируэт и засмеялся: «Без паники, товарищи. Пока еще только стекла летят!». Публика разразилась смехом и поддержала Орлова бурными аплодисментами, даже не зная, что незадолго до этого артист был серьезно травмирован во время артобстрела, и теперь за широкой улыбкой он прятал парализующий душу и тело страх.

Софья Преображенская, легендарная актриса советской оперы, отказалась эвакуироваться в глубокий тыл вслед за товарищами из Мариинского театра. Всю блокаду она выступала в составе небольшой концертно-театральной бригады, взявшей шефство над бойцами Ленинградского фронта: «За эти годы, пожалуй, нет ни одной части, катера, подводной лодки, госпиталя в городе, в котором я не выступала бы». Актриса пела в Колпино, когда в двух шагах от нее разорвался снаряд, пела на кренящейся палубе кронштадтского линкора, наполовину погрузившегося в воду после обстрела сорока пятью фашистскими истребителями; продолжала петь во время трехчасового обстрела, когда на завод, где базировалась подшефная артистам воинская часть, гитлеровцы сбросили 43 семисоткилограммовых снаряда.

Софья Преображенская (вторая слева в нижнем ряду)
Софья Преображенская (вторая слева в нижнем ряду)

На вопрос, как же скромные артисты смогли вынести тяготы, подчас непосильные даже военным, Софья Петровна каждый раз отвечала: «Сил нам придавало общение с нашей замечательной публикой. Одним своим видом, своей верой в победу, своей отвагой и смелостью она вливала в нас новые творческие силы… оставляла глубокий след в нашей душе на всю жизнь, охраняла нас, творчески поднимала, звала к творчеству, утверждала любовь к Родине, к жизни, к искусству».

Триумфальное возрождение

Зимой 1941-1942 года театральная жизнь блокадного Ленинграда замерла. Не стало электроэнергии, отопления. Свидетели упадка, стояли испещренные клочками старых афиш театральные тумбы.

Здание Мариинского театра в блокаду было серьезно повреждено
Здание Мариинского театра в блокаду было серьезно повреждено

На концерте, организованном 17 января 1942 года для партийной элиты Смольного, последние из блокадных артистов старались как могли, но физическая слабость давала о себе знать. Произнеся последнюю реплику, они, улыбаясь, уходили за кулисы и тут же падали без сил. К 25 января в городе не осталось ни одной театральной бригады, способной продолжать выступления. Казалось, что ниточка, связывавшая жителей культурной столицы с последним напоминанием о прошлой, мирной жизни, оборвалась навсегда.

Но трагическая пауза длилась недолго. Уже 3 марта 1942 года Театр музкомедии, переехавший в бывшее здание Театра им. Пушкина, представил ленинградцам новый репертуар. В июне 1942 состоялась премьера первой военной оперетты «Лесная быль», а в ноябре – снискавшей невероятный успех постановки «Раскинулось море широко», насквозь пропитанной любовью к Ленинграду, Балтике и доблестным служащим флота.

Один из самых популярных спектаклей блокадного Ленинграда – «Раскинулось море широко»
Один из самых популярных спектаклей блокадного Ленинграда – «Раскинулось море широко»

Однако едва ли не самым трогательным, щемящим душу до слез фрагментом народной памяти остается концерт, проведенный подростковым танцевальным коллективом под руководством Аркадия Обранта на слете военных медиков 30 марта 1942. Перед рыдающими санитарками и врачами, превозмогая слабость, выступили девять истощенных до предела человеческих возможностей детей. После курса лечения в военном госпитале слегка окрепшие ребята отправились подбадривать бойцов на фронт. Видя, как совсем юные парнишки бесстрашно танцуют «Тачанку» на платформе бронепоезда, солдаты понимали, что бой еще не окончен, что враг непременно будет повержен.

Детский танцевальный ансамбль Аркадия Орбанта
Детский танцевальный ансамбль Аркадия Орбанта

«Блокадный» театр

В конце 1942 года в истории блокадного театра началась новая веха – 18 октября артисты Театра драмы им. Пушкина и оркестра Радиокомитета представили публике постановку пьесы Константина Симонова «Русские люди» в здании на Невском, 86. Реплики были разучены по обрывкам газеты «Правда», ранее опубликовавшей текст. Тема мужественности и несгибаемости русского духа, являвшаяся лейтмотивом спектакля, тронула зрителей до глубины души – по окончании представления публика в едином негласном порыве поднялась с мест и разразилась овациями.

«Русские люди» – первый спектакль «блокадного театра»
«Русские люди» – первый спектакль «блокадного театра»

Чуть позже смешанный актерский коллектив Городского театра, впоследствии получившего в народе название «Блокадный», пополнился артистами из Нового ТЮЗа и агитвзвода Дома Красной Армии. Репертуар обогатился новыми, глубоко патриотичными спектаклями: «Фронт» Александра Корнейчука, «Жди меня» Константина Симонова, «Нашествие» Леонида Леонова. Зачастую по время показа в театре отключался свет, и актеры продолжали играть в лучах карманных фонариков, которые зрители всегда держали при себе.

Во имя жизни

В последний год осады театральная жизнь Ленинграда набирала силу в преддверии полного снятия блокады. После прорыва кольца город не замолкал ни на минуту: возобновили работу БДТ им. Горького, Ленгосэстрада, Летний театр в восточной части Сада отдыха, ряд городских ДК, – и это далеко не полный перечень культурных учреждений, радовавших зрителей новыми премьерами в тот предвещавший скорые перемены 1943 год.

За билет в театр ленинградцы отдавали самое дорогое – хлеб
За билет в театр ленинградцы отдавали самое дорогое – хлеб

В воспоминаниях блокадников сохранились свидетельства о том, сколь высоко ценилась в осажденном Ленинграде возможность приобщиться к культурной жизни. Билет на галерку оценивался в двухсотграммовую порцию хлеба. Каждый вечер у здания городской Думы на Невском толпились спекулянты, менявшие суточную норму еды на пропуск в театральный «рай» на верхнем ярусе. Непомерная цена за пару часов, проведенных вдали от рутины практически животного существования? Едва ли – желающие находились всегда, и каждый вечер театральные залы были забиты до отказа.

Очередь в театр Музкомедии
Очередь в театр Музкомедии

История навсегда запомнит тех, кто выстоял в этой битве, сохранив верность принципам всечеловеческого служения. Ведь люди не могут жить одним лишь горем: в осажденном городе существовали театр и музыка, книги и стихи, подлинная дружба, вера, надежда и любовь, «а не только продуктовые карточки и черные трупы», – писала в своих воспоминаниях блокадница Мария Васильевна Машкова.


Комментарии

Закрыть

Если вы забыли пароль, введите логин или E-Mail.
Новый пароль будет выслан вам по E-Mail.

Закрыть

Смена пароля

Закрыть

Вы можете войти с помощью вашего аккаунта в социальных сетях.

Закрыть

Написать автору

Введите символы на картинке.

Закрыть

Регистрация волонтера

Альтернативный способ связи (другой телефон и почта)

Введите символы на картинке.

crosscrossGroup 6 CopyGroup 6Group 161458841323_3Group 261458841280_18Group 13Vkontakte1458841307_11Star 9Group 15Polygon 1 Copystart favorite.1start favorite.1