> Блокадная любовь

Блокадная любовь

Война не оставляет времени для радости, для привычных в мирное время мечтаний и чувств. Рушится уверенность в завтрашнем дне, будущее начинает казаться мрачным и туманным. Блокада – беспощадное кровопролитие, морозы, голод и тяжкий труд – забрала у людей все телесные и духовные силы. Но одного она сделать не смогла – очерствить человеческое сердце.

Судьбоносная встреча

Самую жуткую новость – о начале войны – две души, которым было суждено слиться воедино, встретили по-разному.

Смельчак Макс Будницкий, выпускник Ленинградского военного училища связи, давно предчувствовал грядущую войну, а потому весть о нападении фашистской Германии не застала его врасплох. Когда кольцо блокады сомкнулось, он занимал пост начальника оперативной части особого назначения в Новом Петергофе, позже переехавшей на Крестовский остров.

Москвичка Ирочка Богаревич узнала шокирующее известие от отца, кадрового офицера, утром 22 июня 1941 года, вернувшись домой после ночной прогулки – она с товарищами праздновала школьный выпускной. «Началась война», – сухо отрезал отец, а мама с тревогой сказала единственной дочке: «Сыновей у нас нет... Иди на фронт ты, Ируся». Девушка попала в школу военных переводчиков, а едва ей исполнилось 18 лет, была направлена в спецслужбу Северного направления – ловить в эфире вражеские сообщения.

Памятным местом знакомства стало полевое управление спецслужбы Северного направления. Шесть выпускниц и один выпускник военных переводческих спецкурсов, в 1942 году пополнившие состав части (в их число вошла и Ирина), без отдыха прослушивали немецкие радиосообщения, расшифровывали послания и передавали их начальству. На сон у юных радистов оставалось не больше четырех часов.

А в немногочисленные минуты досуга измученные отсутствием сна и еды связисты… вальсировали. Хрупкую Ирочку чаще всех приглашал на танец товарищ по части Василий. Подруги девушки уже присвоили ему негласный статус «жениха», и каково было удивление Иры, когда на спектакль в по-прежнему работающий Театр музкомедии ее пригласил не привычный кавалер, а холодный, всегда серьезный командир.

По неизвестной им причине спектакль отменили, и пара решила дойти до части пешком. Проходя мимо ЗАГСа, Макс словно невзначай предложил своей спутнице: «Может, распишемся?». Оказалось, что он давно присматривался к очаровательной радистке, но все никак не решался рассказать ей о своих чувствах. 21 декабря 1943 года они расписались, а менее чем через месяц блокада была прорвана. «Лучший подарок на свадьбу!», – шутили молодожены.

Это кажется невозможным, но в суровых блокадных условиях Ира забеременела, правда, она даже не подозревала о своем интересном положении вплоть до седьмого месяца. До последнего дня перед родами девушка продолжала нести службу. Вернувшись из роддома, где она лежала в пугающем одиночестве, девушка гордо показала товарищам завернутого в полотенце сынишку.

Мальчика назвали Виктор – «победитель». Никто уже не сомневался, что вражеские силы со дня на день будут изгнаны с родной земли. После прорыва блокады Ирина получила назначение на Карельский перешеек, ее супруга отправили в Прибалтику. Но уже очень скоро Будницкие вместе – втроем – встретили знаменательный день Победы. И впереди их ждала долгая счастливая семейная жизнь.

Максим и Ирина Будницкие
Максим и Ирина Будницкие

Всем смертям назло

В 1935 году семнадцатилетняя Шура Москвина из деревни Большое Баранково приехала покорять Ленинград. Два года она проработала на заводе «Электросила», училась на местном рабфаке, а в 1937 стала гордой студенткой Ленинградского института иностранных языков. Два года спустя она, смешливая второкурсница с искрящимися карими глазами и толстой русой косой, намертво пленила закаленное в боях сердце офицера Красной армии, ветерана Финской войны Станислава Ивановича Ручинского.

Станислав и Александра Ручинские, 1940 год
Станислав и Александра Ручинские, 1940 год

Он не стал медлить и сразу же предложил Александре руку и сердце. Сватовство проходило в родной деревне невесты. Станислав, прибывший на смотрины в парадном мундире, мигом покорил Сашиных родителей: за два дня офицер успел и крышу починить, и сено накосить, и всему селу понравиться своей простотой, искренностью и добродушием. Свадьба состоялась в августе 1940 года. Перед этим мама девушки дала зятю наказ: любить, защищать и беречь Шуру.

Злой рок, обрушившийся на страну Советов в июне 1941 года, растоптал уют их домашнего очага. В первый же день войны Станислав отправился на фронт, а ожидавшей рождения ребенка Саше врачи запретили уезжать из Ленинграда. Осенью в осажденном городе на свет появилась малышка Светлана. От истощения у ее мамы пропало молоко, и четыре месяца спустя девочки не стало.

Пережив голодную, мучительную зиму 1941-1942, Александра Ручинская смогла выбраться в родную деревню по Дороге жизни. Во время эвакуации на ее глазах идущий сзади грузовик провалился под лед. Девушка видела, как под водой исчезают люди, и горько плакала от бессилия.

В родной деревне она долго отходила от ужасов блокадного быта, а слегка окрепнув, устроилась счетоводом в колхоз. После тягот рабочего дня все женщины деревни, и Шура вместе с ними, садились вязать рукавицы для фронта.

Когда в сентябре 1942 года прошедшему длительный курс лечения в военном госпитале Станиславу дали краткосрочный отпуск, он знал, где искать жену. Но встреча получилась горькой – офицер не узнал в изможденной женщине с потухшими глазами свою любимую хохотушку. Боль от потери ребенка так и не оставила ее. Уткнувшись в плечо супруга, Александра молча стояла, потеряв счет времени. Но теперь он был рядом, и за короткие деньки отпуска своей заботой и нежностью Станислав все-таки воскресил тепло в душе любимой.

С камнем на сердце Ручинский вернулся на фронт и очень скоро получил письмо от супруги. Новости были радостными – Шура ждала ребенка. В июне 1943 года у Ручинских родился сын. Мальчика назвали Валерием в честь великого летчика Чкалова. После войны влюбленные продолжили честно трудиться на благо своей Родины, воспитали двоих детей и четырех внуков, прожив в мире и согласии 57 долгих лет.

Ручинские прожили в счастливом браке 57 долгих лет
Ручинские прожили в счастливом браке 57 долгих лет

Хроники великих утрат

Техник-наладчик Борис Григорьевич Меламуд и бригадир Надежда Севастьяновна Горникель встретились на ткацкой фабрике. Очень скоро они расписались; к злосчастной июньской дате 1941 года в их семье подрастали два сына и две дочери. Их большая семья дружно жила в маленькой комнате в одной из ленинградских коммуналок. Клара, дочь Надежды, вспоминала: «Они хотели завести 12 детей и потом гостить у всех по очереди. Приезжать на месяц к каждому, чтобы не успеть надоесть. Вот и год к концу подошёл бы!».

В семье Меламуд-Горникель не забывают о горьком прошлом
В семье Меламуд-Горникель не забывают о горьком прошлом

Когда грянул гром войны, 28-летний Борис, не раздумывая, ушел на фронт с народным ополчением. После боевого ранения он был повышен до младшего лейтенанта. Его жене, многодетной матери, предложили покинуть Ленинград, но она осталась, чтобы дождаться мужа с фронта. И дождалась – Борис вернулся домой, но лишь на один день, чтобы убедить семью покинуть город.

Февраль 1942 года – месяц, когда Надежда с детьми, вняв просьбам мужа, покинула Ленинград по Дороге жизни. В эвакуации от болезни скончался один из сыновей, Игорь. Денег не было, поэтому холод и голод по пятам следовали за семьей. Переезжать из города в город с детьми было невыносимо трудно, но письма от мужа придавали Надежде сил. В них он раз за разом умолял жену не беспокоиться за него, просил думать о себе и о детях, мечтал о том, как вернется домой и прижмет к груди любимых малышей: «Мне хочется впиться губами в эти бесценные и замечательные мордочки. Многое отдал бы я, чтоб прижать их к своей груди».

Одно из писем Бориса Меламуда
Одно из писем Бориса Меламуда

В письме, полученном Надеждой 31 мая 1943 года, он писал: «Ваше благополучие – это мое благополучие... Если меня не будет, что ты будешь делать с детками? Подумай, дорогая, об этом и устрой свою жизнь». До середины осени от Бориса не было вестей. 27 октября Надежде пришел конверт с фронта, но заветного листочка бумаги с теплыми словами в нем не оказалось. Сбылся самый большой страх женщины – внутри лежала «похоронка»…

Война была окончена. В 1945 году Надежда с детьми вернулась в Ленинград. Чтобы прокормить семью, ей пришлось работать в три смены. Дети выросли, подарили ей внуков, а внуки – правнуков. Борис навсегда остался единственной любовью Надежды, хотя уже в мирное время ей не раз предлагали руку и сердце. Она ушла из жизни в 1993 году, так и не узнав, где обрел последний покой ее муж. Лишь в 2010 году ее дочь Клара вместе с внучкой Юлией разыскали его имя на братской могиле в Полтавской области.


Комментарии

Закрыть

Если вы забыли пароль, введите логин или E-Mail.
Новый пароль будет выслан вам по E-Mail.

Закрыть

Смена пароля

Закрыть

Вы можете войти с помощью вашего аккаунта в социальных сетях.

Закрыть

Написать автору

Введите символы на картинке.

Закрыть

Регистрация волонтера

Альтернативный способ связи (другой телефон и почта)

Введите символы на картинке.

crosscrossGroup 6 CopyGroup 6Group 161458841323_3Group 261458841280_18Group 13Vkontakte1458841307_11Star 9Group 15Polygon 1 Copystart favorite.1start favorite.1